Опубликовано 17 Август 2021
15:46

В действиях томского историка Дениса Карагодина, расследующего гибель прадеда, не нашли состава преступления

Полиция Томска завершила проверку в отношении Дениса Карагодина, историка, который расследует гибель своего репрессированного прадеда Степана Карагодина, расстрелянного в 1938 году сотрудниками НКВД. В полиции сообщили, что признаков административно или уголовно наказуемого деяния в его публикациях и запросах не установлено.

Как мы уже не раз писали, еще в середине марта этого года в полицию Томска подал заявление житель Рязанской области, некий «Мечислав Прокофьев», который попросил полицейских провести проверку на предмет клеветы в отношении сотрудников Томского городского отдела Управления НКВД по Новосибирской области СССР, размещенную на сайте Дениса Карагодина. Заявление изначально было подано в полицию, затем его передали в СК. Кроме этого Прокофьев попросил признать сайт расследования «оператором персональных данных», который нарушает неприкосновенность «частной жизни» давно умерших сотрудников НКВД.

Сотрудники СУ СК Томской области сначала вели проверку по установлению наличия или отсутствия в действиях Карагодина состава преступления по статье 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни», статье 138 УК РФ «Нарушение тайны переписки…», а также наличия или отсутствия других составов преступлений. Однако впоследствии Следственный комитет вновь направил материалы дела в полицию. В итоге полицейские не усмотрели состава преступления ни по уголовной ни по административной статье.

Это не первое заявление, поданное на Дениса Карагодина по статье «клевета». В начале марта в Новосибирске полиция начала проверку в отношении томича по заявлению Сергея Митюшова.  Судя по всему, заявление написал сын упомянутого сотрудника НКВД Алексея Митюшова. Автор посчитал, что данные из расследования Карагодина дискредитируют его отца, так как в публикациях Дениса Карагодина не раз было сказано, что подпись Алексея Митюшова стоит на выписке из акта о расстреле прадеда Карагодина. Судьба этой проверки пока неизвестна.

Напомним, томский историк Денис Карагодин долгие годы расследует смерть своего прадеда Степана Карагодина, который был расстрелян сотрудниками НКВД в 1938 году, как «японский шпион» и «организатор диверсионной группы». Позже Степан Карагодин был реабилитирован Верховным Судом СССР как незаконно репрессированный. Расследование, проведенное сотрудниками НКД, признано сфальсифицированным, при его проведении были допущены грубые процессуальные нарушения. Правнук, судя по его публикациям и интервью, хочет найти останки либо место захоронения прадеда Степана Карагодина, и привлечь к уголовной ответственности тех, кто причастен к его гибели. Правда, для этого придется провести суд над тогдашним политическим руководством  СССР, что Карагодина абсолютно не смущает.

Напомним, период особо массовых политических репрессий в СССР приходится на 1937–1938 годы. Его часто называют «Большой террор» или «Ежовщина» (производное от фамилии тогдашнего главы НКВД Николая Ежова, позже расстрелянного). В те годы в СССР по обвинению в антисоветской деятельности к высшей мере наказания, расстрелу, приговорили более 650 тысяч человек. Точные цифры убитых документально неизвестны до сих пор. В эти же годы были осуждены на длительные сроки заключения по политическим и уголовным статьям сотни людей, многие из которых впоследствии погибли в лагерях системы ГУЛАГа.