Опубликовано 9 Апрель 2021
21:46

Мэр Томска Иван Кляйн свалил всё… на женщину

Накануне в Советском районном суде Томска состоялся первый судебный процесс по делу мэра города Ивана Кляйна. Несмотря на то, что уголовное дело было возбуждено в ноябре прошлого года, его за какие-то неполные четыре месяца его расследовали и передали в суд. Оно и понятно: как выяснилось на процессе, переговоры (и все остальное) градоначальника прослушивались без малого три года. Так что доказательства давным-давно приготовлены и разложены «по полочкам». Сам Иван Кляйн выступил в суде с большой и пространной речью, в которой заявил о своей полной невиновности, угрозах и давлении в свой адрес от силовиков, ухудшении здоровья при содержании под стражей и о том, что «миллионеры не воруют» …

Эпизод с санитарной зоной

Напомним, следствие обвиняет градоначальника в превышении своих должностных полномочий и незаконной предпринимательской деятельности.

Из выступления Ивана Кляйна на суде по первому эпизоду следует, что его постановление об отклонении заявления коммерсанта Рината Аминова носило и продолжает носить законный и обоснованный характер. Основанием вынесения данного постановления об отказе стали следующие обстоятельства: наличие нормативно установленной санитарно-защитной зоны (СЗЗ) ныне не ведущего свою деятельность «Томского радиотехнического завода» (ТРТЗ), транспортная загруженность микрорайона Мокрушинский, несоблюдение нормативных расстояний до мест размещения социальных объектов. Якобы при принятии бюджета на 2017-2019 годы в бюджете Томска не было заложено средств для решения задач транспортной доступности и строительства социальных объектов по Мокрушина (интересно, почему не было заложено? Чьи это полномочия? – Прим. ред.). Основной аргумент градоначальника в отклонении заявления Аминова – там до сих пор, с 2007 года существует СЗЗ «ТРТЗ». Сильный аргумент, если не вспоминать о том, что радиотехнический завод там давно никакой деятельности не ведет, так как фактически, уже давно не существует. Все что от него осталось – куча полуразвалившихся строений, участки и здания проданы частным лицам, поскольку предприятие не действует, границы его СЗЗ просто утратили какой-либо физический смысл.

И вот тут интересно: а как все обстояло с СЗЗ других томских заводов, территории которых точно так же отдали под застройку в 2013-2020 гг.? Не мешало ее наличие никак? Дальше аргументация Ивана Кляйна носит откровенно комедийный характер. Якобы он «не давал» и не мог давать своей подчиненной, бывшему вице-мэру Томска Анне Подгорной-Касперович в октябре-ноябре 2016 г. указаний внести сведения о наличии 300-метровой СЗЗ в отношении объекта ОАО «Томское пиво» по адресу: г. Томск, ул. Мокрушина, 9 в Генеральный план города. Все это Анна Подгорная-Касперович ни с того ни с сего сделала сама, а потом с какой-то неясной целью «оговорила» своего начальника. Какой мотив был у Касперович поступать именно так, непонятно. Она что, стала акционером и совладельцем «Томского пива»? Никакого мотива, кроме исполнения указаний со стороны своего начальника, у нее так поступать не было, что хорошо понятно любому неангажированному лицу.

Нелепость таких тезисов очевидна, причем всем. Гораздо вероятнее версия, что Кляйн с Аминовым, возможно, просто не сошлись в цене «согласования» на разрешение строить новый микрорайон по ул. Мокрушина. По слухам, с бизнесмена требовали «отступные» в размере около 200 «лимонов». А вот когда он не согласился платить, тогда и начала работать Анна Подгорная, появилась СЗЗ около пивного склада, началась долгая война в судах.

Ситуация с участком дочери

Вздорными и нелепыми были попытки мэра Томска Ивана Кляйна оправдаться за выделение земельного участка по улице Пастера своей дочери, Светлане Кляйн, без проведения торгов. Как заявил градоначальник на суде, подписание постановления о выделении участка входило в его служебные полномочия, то есть тут нельзя говорить о совершении действий, явно выходящих за их пределы. Иван Григорьевич, нисколько не стыдясь, сообщил всем, что ровно таким же образом он «подписывал огромное количество аналогичных постановлений, связанных с предоставлением земельных участков, будучи уверенным, что законность процедуры соблюдена и проверена моими многочисленными подчиненными». Снова идет перекладывание вины на свою подчиненную, Анну Подгорную-Касперович, которая тогда возглавляла департамент архитектуры и градостроительства, так как именно ею была сформирована «практика подготовки документов по продаже земельных участков путем издания постановлений о предварительном согласовании заинтересованным в приобретении лицам».

Из позиции мэра следует, что стоимость земельного участка, который приобрела его дочь, являлась кадастровой и соответствовала рыночной. По словам Кляйна, состава преступления тут нет, так как иных желающих приобрести данный участок тоже не имелось, заявлений об участии в аукционе в течение месяца с момента публикации об этом не поступало.  Сразу хочется возразить, конечно не поступало, да и не могло поступить, так как о проведении торгов подавляющая часть томичей ничего и не знала вообще. Оправдываясь, Иван Кляйн тем не менее сообщил о том, что ряд других участков по улице Пастера в октябре-декабре 2015 года тоже выставлялся на аукцион, однако ни одного желающего их купить не было, аукционы не состоялись из-за высокой кадастровой стоимости, но потом их все-таки купили по похожей схеме, т.е. подобная «практика» существует давно. Чем дальше, тем больше заявления Ивана Григорьевича становятся все гротескнее. В своем выступлении мэр Томска отверг корыстную или личную заинтересованность в предоставлении участка своей дочери по заниженной стоимости, на основании… низкого размера нанесенного ущерба. Оказывается, разница в выкупной и рыночной стоимости участка составила всего 180 тысяч 571,6 рубля, что конечно, для семьи долларовых миллионеров откровенно «смешные деньги».

Попутно Иван Кляйн заявил, что его дочь Светлана Кляйн является акционером ОАО «Томское пиво», которое ежегодно оказывало городу благотворительную помощь в размере не менее 50 млн рублей и имеет 10% акций ОАО «Томское пиво». Иными словами, размер причиненного ущерба, явно не те деньги, ради которых стоило бы рисковать. Только руководитель города снова «забыл» всем сказать о том, что подписал постановление о выделении участка именно он, а не Анна Подгорная-Касперович и что при исчислении размера нанесенного ущерба со стороны должностного лица, важна даже не сумма причинённого ущерба, а противоправность самого деяния, злоупотребление своим служебным положением, а вовсе не то, что участник сделки имеет большие доходы. К тому же дом Светланы Кляйн почему-то не был подключен к инженерным коммуникациям, если верить имеющемуся у нас ответу из мэрии. Этот факт почему-то никто из защиты мэра упорно не желает объяснять.

Советы для жены

Единственное, что в выступлении Ивана Кляйна смотрелось хоть сколько-нибудь убедительно, так это его утверждения о том, что заводом «Томское пиво» после 2013 года, когда он стал мэром Томска, он не руководил и никаких действий в его пользу якобы не предпринимал. Тем не менее Иван Григорьевич признал, что постоянно «давал советы по управлению» своей супруге, директору пивзавода Галине Кляйн и консультировался со своим ныне бывшим заместителем по безопасности Евгением Суриковым по поводу взаимодействия «Томского пива» с органами полиции и Управлении МЧС по Томской области и так далее.

Резюмируя все вышеизложенное, приходится признать, что несмотря на явно проплаченный пиар в томских СМИ и Интернете, постоянные заявления о невиновности, позиция мэра Томска Ивана Кляйна в суде смотрится крайне слабо, неубедительно, она внутренне противоречива. Не в пользу градоначальника играют и показания его бывших заместителей, Анны Подгорной-Касперович и Евгения Сурикова. Так что финал этой громкой истории можно предсказать уже сейчас, руководитель города по итогу судебных разбирательств, скорее всего, получит обвинительный приговор.

Станислав Микрюков