Опубликовано 25 Ноябрь 2021
12:26

Росатом отказался сообщить, сколько именно тысяч тонн радиоактивных отходов уже завез в Северск из Европы

За последний месяц тема ввоза в Россию из Франции радиоактивных материалов в виде регенерированного урана, который в «Росатоме» считают «ценным сырьем», а экологи – обычными радиоактивными отходами, не раз обсуждалась в томских и российских СМИ. Часть независимых экологов и экспертов выступила за ввоз регенерированного урана (РУ) и обедненного гексафторида урана (ОГФУ) в Россию, часть была категорически против. Пока на эту тему ломаются копья в дискуссиях, завоз новых партий радиоактивных материалов из Европы в Россию, в порты Санкт-Петербурга, а оттуда в Северск, на площадки АО «СХК», успешно продолжается.  Чем все это может закончиться? Как и заканчивалось до сих пор?

Запрос в «Росатом»

В связи с тем, что в СМИ представлены две полярные, скажем так, взаимоисключающие друг друга точки зрения на ввоз в Россию партий обедненного урана в виде РУ и ОГФУ, мы решили сделать большой запрос в «Росатом», чтобы нам разъяснили ситуацию.  Например, попросили представителей госкорпорации, которая так горячо поддерживает ввоз РУ и ОГФУ в Сибирь, ответить: сколько тонн обедненного гексафторида урана было завезено из стран Европы в СССР и РФ с 1975 по 2021 гг. и откуда его ввозили? Интересно редакции было и то, с какими европейскими фирмами конкретно заключались контракты, ну и кто именно их заключал. Плюс попросили предоставить информацию, сколько тонн ОГФУ и РУ завезла каждая компания из Европы в СССР и РФ и в какие конкретно годы. Еще нас интересовало и то, сколько тонн обогащенного урана было возвращено в страны Европы по каждому такому контракту в отдельности и сколько тонн ОГФУ и РУ потом осталось в СССР и РФ. Попросили «Росатом» ответить на вопрос и о том, сколько тонн ядерных отходов образовалось и осталось в СССР и РФ в результате «дообогащения» урана. Примерно те же вопросы были заданы относительно ввоза и переработки в России партий регенерированного урана. Отдельно хотелось узнать, сколько же тонн ОГФУ и РУ завезли на площадки АО «СХК» недалеко от Северска. Еще один важный момент — заключались ли контракты на завоз ОГФУ и РУ в СССР и РФ с 1975 по 2010 гг. с неевропейскими странами? Если это так, то, думается, всем интересно узнать, с какими тогда фирмами и откуда именно были заключены контракты? Кто именно их заключал? Сколько тонн ОГФУ и РУ завезла каждая компания из Америки, Африки, Азии в СССР и РФ и в какие конкретно годы? Каков процент его переработки? Сколько обогащенного урана вернули обратно? Ну и в довесок попросили рассказать, сколько денег удалось заработать государству на ввозе партий радиоактивных материалов из-за рубежа, фиксировались ли какие-либо инциденты при ввозе гексафторида и регенерата в Россию и при их хранении. Всего нами было задано 15 вопросов. Ответ из «Росатома» нам пришел неожиданно быстро…

Вызывай «пиар-отдел»…

Вот его содержательная суть: «в соответствии с законодательством РФ и внутренними правовыми нормами Госкорпорации «Росатом» ответы на Ваши вопросы 1-4, 6-11, 13 и 14 не подлежат публичному раскрытию. Что касается вопросов 5, 12 и 15, предлагаю вам более подробно ознакомиться с информацией по ним в докладе руководителя ЭПЦ «Беллона» Никитина А. «Обедненный гексафторид урана (современная ситуация, вопросы безопасного обращения и перспективы)» в разделах 4.1., 4.2., 4.4. и т.д.». Большое спасибо за такой «содержательный ответ» на три вопроса, но все это уже не раз читали. И причем тут вообще отсылка на доклад руководителя ЭПЦ «Беллона» Никитина? Он что, уже «Росатомом» у нас руководит? Наши вопросы заданы именно «Росатому», а не Никитину. Из этой неуклюжей отписки видно, что в госкорпорации отказались отвечать почти на все вопросы по переработке и хранению обедненного урана, сколько завезли этих «ценных продуктов» и сколько переработали, сколько их осталось в России. Собственно, больше ничего уже и не надо. Теперь любому агитатору со стороны «Росатома» можно демонстрировать этот показательный «ответ», показывать и уже не вступать в долгие дискуссии. Была полная возможность открыто все объяснить, но никто ничего объяснять нам не будет, не считают в госкорпорации нужным это делать. Так что сторонники завоза «особо ценного топлива» в Россию после такого «посыла» могут уже ничего нам больше не говорить. Когда нет реальных дел, вызывай пиар-отдел – сказано в известной корпоративной поговорке, но тут не стали заморачиваться даже этим…

Думается, отказ отвечать может быть объяснен предельно просто. Главная «гостайна» тут, по всем признакам то, что скорее всего в том, что никто переработкой ОГФУ и РУ в РФ всерьез не занимается. Продекларативных заявлений и планов на будущее на сей счет – да, много, но вот что с этим делом обстоит по факту – большой вопрос. Во всяком случае в публичных официальных отчетах «Росатома» за 2019-2020 гг. про переработку обедненного урана почти ничего не говорится. Речь там идет только о природном уране и получаемых продуктах из него. Вот что удалось найти в отчете «Росатома» за 2019 год — только одну фразу: «Поставки из вторичных источников (складские запасы энергокомпаний и некоторых государств, дообогащение обедненного гексафторида урана, регенерированный уран и пр.) оцениваются на уровне 20 000 тонн в эквиваленте природного урана». На этом — все. И не сказано, сколько поставлено со складов (основная часть) сколько составило дообогащение ОГФУ и сколько дообогащение регенерированного урана, каков временной промежуток поставок. Вот вам и вся «отчетность» по ОГФУ и регенерату. Высокий процент переработки — это повод для огласки и гордости, а не для засекречивания, а вот низкий процент или даже бездействие говорит как раз об обратном. На этом «дискуссию», нужно или не нужно нам ввозить из-за рубежа обедненный уран, собственно, можно считать законченной.

Как депутат раскрыл «гостайну»

Отказ «Росатома» предоставлять информацию о ввозе и переработке ввезённого в Россию обедненного урана выглядит тем более странно, что в 2003 году (18 лет назад) подобная информация Минатомом РФ все-таки предоставлялась. Это было сделано в ответ на депутатский запрос со стороны тогдашнего депутата Госдумы, члена партии «Яблоко», Сергея Митрохина. Из ответа Минатома 23 сентября 2003 года видно, что контракты на завоз обедненного урана в Россию в 1975-2002 гг. в больших объемах заключали и заключают с компаниями Orano, Eurodif, Urenco, Internexco, GKN и другими европейскими фирмами. Всего в Россию было ввезено более 106,7 тысячи тонн обедненного урана. Из него возвращено в виде обогащенного уранового продукта во Францию, Германию, Великобританию свыше 9,7 тысячи тонн.

Иными словами, если верить этой таблице, то более 90% отходов остались в России навсегда. Этот факт уже сам по себе говорит о многом. По сути, он подтверждает версию, что для европейских фирм вывоз своего обедненного урана в РФ под видом «переработки» всего лишь форма избавления от опасных отходов, и они готовы за это хорошо платить. Однако тут есть ряд нюансов, которые не все понимают. Таблица в ответе Минатома предельно странная. Например, написано, что французская компания Eurodif ввезла в Россию в 1996-1999 гг. более 13,8 тысячи тонн ОГФУ с обогащением по урану в 0,3%.  Обратно вернули обогащенный ГФУ с процентом обогащения в 0,71% в количестве 228,8 тонн, более 13,6 тысячи тонн ОГФУ осталось в России. Процент дообогащенного урана -1,6%, не сильно большой «успех». Фирма Urenco ввезла в Россию в 1996-2003 гг. более 73 тысяч тонн ОГФУ с обогащением по урану в 0,3%. Обратно вернули 450,18 тонн обогащенного ГФУ с процентом обогащения в 4,28-4,95% и 7,9 тысячи тонн с процентом обогащения в 0,711%. В России осталось 64,6 тысячи тонн ОГФУ, или более 92%, уже неплохо, но все равно не так чтобы очень, более 90% уже радиоактивных материалов остались в РФ навсегда. Или вот еще контракты компании Eurodif и фирмы Internexco из Германии. Они в 2002-2003 гг. завезли в РФ более 19 тысяч тонн ОГФУ и закиси-окиси урана с процентом обогащения по урану в 0,3% и в 0,7%. Обратно вернули чуть более тысячи тонн с обогащением по урану в 3,5 %. Более 18,4 тысячи тонн обеднённого урана осталась у нас навсегда, или свыше 94% ввезенных радиоактивных материалов.

И не думали обогащать?

Если все именно так, то все равно перед нами в какой-то степени большой успех. Из документа следует, что у «Росатома» должны действовать мощности по переработке тысяч, если не десятков тысяч тонн обедненного урана в год, которые должны постоянно превращать его в обогащённый урановый продукт (ОУП). И крайне странно, что сейчас таким успехом в «Росатоме» почему-то упорно не хотят гордиться и рассказывать о нем. Тем не менее допустим, что все это так и есть, однако сразу же возникает куча других, крайне неудобных вопросов. Например, зачем тогда «Росатому» покупать и добывать природный уран тысячами тонн, тратя на это десятки, если не сотни миллионов долларов ежегодно, как видно из годовых отчетов госкорпорации? У вас же накоплено более 1,2 млн тонн ОГФУ, «бесплатного ценного сырья», пускайте его в переработку, обогащайте! Из такой массы сырья при таких вводных можно получить около 90 тысяч тонн высокообогащенного урана и топлива для АЭС. Однако нет, никто от природного урана в «Росатоме» почему-то не отказывается, как раз наоборот. Уровень переработки ОГФУ и регенерата на мировом рынке запредельно низок (менее 1%), запасы обедненного гексафторида урана в РФ и в мире постоянно растут, прибавляется по 40-60 тысяч тонн в год. Получается,  что «Росатом», как бы это сказать помягче, «не сообщает всей правды общественности», постоянно говоря о том, что может тысячи тонн ОГФУ и РУ переработать, превратив все это потом в ценный ОУП? Иначе такое странное противоречие никак не объяснить.

 

Станислав МИКРЮКОВ