Опубликовано 12 Октябрь 2021
23:42

Разыскивается подросток: почему теряются взрослеющие дети и что с этим делать?

В последнее время очень часто стали пропадать подростки. Пока, к счастью, все истории с исчезновениями завершаются благополучно. Но такая тенденция не может не тревожить. И у взрослых похождения юных бунтарей вызывают смешанные чувства…

Жажда приключений

Две недели назад появилось сообщение от правоохранителей: полиция разыскивала двух подростков — шестнадцатилетнего Якова Е. и пятнадцатилетнего Евгения К. Родственники мальчишек заявили о пропаже сразу.  Сначала поиски начала местная полиция, позже у к ним подключились полицейские региона. А до этого подобное сообщение приходило от правоохранителей Кожевниковского района — там из села Воронова пропадал шестнадцатилетний Кирилл С.

Скажем сразу: все трое подростков найдены и живы-здоровы. Просто возраст у пацанов такой, что страха нет ни капли, зато жажды приключений — хоть отбавляй! Не думая ни о себе, ни о близких, рвутся познавать этот мир, ставя «на уши» своими похождениями родных, знакомых, полицию и всех причастных. И чего уж греха таить, первой реакцией, когда таких «ходилок» возвращают домой, становится мысль: «Ремня бы вам выписать да покрепче!». Вроде и не дети уже несмышленые, а все ветер в голове! Но только «в ветре» ли дело?

Беспокойный сентябрь

Вообще, надо сказать, что сентябрь в этом отношении выдался неспокойным. Полицейским едва ли не каждую неделю приходилось распространять информацию о потерявшихся подростках: «Особые приметы… Просим сообщить всех, кто видел…». Понятно, что от таких новостей даже посторонним становилось не по себе. Чуть раньше полиция объявила розыск еще троих подростков — один за другим терялись две девочки и мальчик. 13-летняя Людмила Д. из села Александровское отправилась утром в школу, однако домой не вернулась. Судя по тому, что полиция обнаружила ее в рейсовом автобусе уже в Томской районе, школьница отправилась путешествовать.

Еще одну девочку потеряли уже в Томске. 14-летняя Александра Ч. ушла из гимназии №29, но домой не вернулась. Больше суток о ней ничего не было известно. Но к несказанной радости родных,  и эту «потеряшку» обнаружила полиция  здоровой и невредимой. В эти же дни потерялась 15-летняя Алена И.. Правда, эта девочка, приехав из другого региона, просто заплутала. Нашли ее быстро, но переволноваться все же успели.

Дольше всех оперативники искали в сентябре 15-летнего Виктора М. Он ушел с территории Томской психиатрической клинической больницы 4 сентября, а найти его смогли только спустя неделю. Подростка обнаружили 11 сентября  возле контрольно-пропускного пункта в Северске.  Этот случай из всех, конечно, выбивался в силу того, что мальчик был эмоционально нестабилен…

Бунтари-максималисты

И хотя с наступлением холодов желание отправиться куда глаза глядят у подростков, конечно поубавится,  гарантировать, что потеряшек станет меньше, нельзя. Потому как такой уж это непредсказуемый народ — подростки, видящие мир в максималистских черно-белых тонах!

Однако, как бы там ни было, любой родитель искренне желал бы предотвратить  подобный «финт» со стороны взрослеющего отпрыска. Психологи говорят, что любой уход или побег — это всегда протест, даже если все кажется относительно благополучным. И за этим протестом, как правило, стоит определённое требование: либо смягчить домашний режим, либо смириться с тем, что он «не ботаник», либо уважать его право на выбор друзей или на моду на тоннели в ушах.

Прибил бы!

Когда ребёнок оказывается дома после побега, от того, как поведут себя родители, во многом зависит, придётся ли полиции выезжать на поиск этого ребёнка снова. Давайте будем честными: первая естественная реакция родных, когда бегунка-подростка возвращает полиция — сильное желание побить его на месте. И это, как говорят специалисты, нормально. Конечно, кричать на ребенка в присутствии посторонних не очень «воспитанно». Но и отказывать себе в проявлении собственных эмоций тоже не  дело. Психологи считают, что компромиссный вариант вполне приемлем: „Извини меня за то, что ты сейчас услышишь, но я не могу этого не сказать“. И дальше уже говорить то, что вы думаете о его поступке…

Но именно – говорить, а не орать или того хуже — не  оскорблять! Это первое. Потому как  подросток не вынесет из ваших криков никакой информации, в памяти останется только обида. А еще – убеждение, что он поступил правильно, когда убежал. То есть, с одной стороны, отругать его надо и показать, как вы переживали тоже. Но с другой — сделать это,  проявив  уважение к нему и его чувствам. Кстати, просто принять его с распростертыми объятьями тоже не вариант. Ребёнку следует знать о беспокойстве родителей. А уж подростку и подавно.

Зависит от причины

Второе и главное:  надо, чтобы реакция на возвращение была  адекватной причине побега. Возможно, он демонстративно ушел из дома, чтобы показать родителям, что они больше для него не авторитет и попытался таким образом «перехватить власть». Тогда родители, конечно, должны дать четко понять, у кого эта власть всё-таки есть. Поскольку если ребенок однажды прибегнул к такому способу как шантаж, и ему удалось надавить на родителей, то с каждым разом он будет идти все дальше. А вот если это была несчастная любовь, в этом случае родительская реакция должна быть уже другой: здесь важна искренняя и тактичная поддержка. Если же он просто побоялся вернуться домой из-за какой-то неудачи в школе, зная, какие надежды родители возлагают на него, то по возвращении домой он должен услышать, насколько это на самом деле неважно по сравнению с его безопасностью.

Если причина побега — нежелательные друзья, то единственное решение проблемы —переговоры. Когда мы говорим о компании подростка, речь идёт о ценностях, объясняют психологи.  И если мы будем пытаться их обесценивать, говоря, что твои друзья — идиоты, всё, что они делают — плохо, то это приведет только к войне. Дело в том, что подростка война вдохновляет сама по себе, независимо от мотивов и перспектив, поэтому эти механизмы лучше не запускать. Единственный вариант — договориться.

Профилактика — это любовь

Если ребёнок сбежал из дома, потому что хотел приключений, это повод задуматься: что вы, как родители, не предложили ему дома, чтобы эта потребность была удовлетворена? Возможно, даже стоит найти какие-то безопасные и контролируемые варианты, где он «словит» этот адреналин. Например, покататься на картинге, прыгнуть с вышки и так далее. Раньше заполнением этого вакуума активно занимались образовательные организации, сейчас этого мало. А это значит, что закрыть этот пробел придется родителям. Если у подростка появилась потребность в зашкаливающих эмоциях, единственный способ с этим справиться — смоделировать такие ситуации, где он их  получит.

Ну и как бы банально это ни звучало, главная профилактическая мера против побегов и рецидивов – это любовь. А еще — умение  слышать  своего ребенка и  находить время для откровенных разговоров. Не считайте детские проблемы мелкими и маловажными. Они живут в своем времени и по своим правилам. Научитесь принимать это серьезно. И  тогда седина не посеребрит ваши виски раньше времени.

 

Наталья АНАТОЛЬЕВА