Опубликовано 8 Октябрь 2021
14:29

Река-матушка, лес-батюшка…

Традиционные знания коренных народов Севера

 

Традиционные знания — это знания, навыки, которые передаются из поколения в поколение и формируют часть традиционного образа жизни коренных народов Севера.

Отличие коренных народов Севера:

— самоидентификация на основе принадлежности к самобытной коренной культурной группе и признание этой идентификации другими;

— родной язык;

— определённая территория предков и природные ресурсы этой территории;

— традиционные средства существования;

Для коренных народов важную роль играет сохранение, развитие и передача будущим поколениям своих этнических особенностей как основы продолжения существования своего народа. Термин «народы Севера» включает несколько аспектов: этнический, географический, культурный, социальный. В российских юридических документах и научных публикациях это определение дополняется демографическим признаком «малочисленные», если численность составляет менее 50 тысяч человек.

Коренные малочисленные народы севера Томской области – это селькупы, ханты, манси, эвенки, чулымцы. Основными видами деятельности для некоторых народов является рыбалка, охота, собирательство (кедровые шишки, ягоды, лекарственные травы). Раньше коренные малочисленные народы берегли природу — свой дом.

Биоразнообразие – это природа, живая и неживая, и это великая ценность для наших народов, это источник существования. Традиционные знания принимают форму народных преданий, песен, фольклора, пословиц и поговорок, верований, ритуалов, обычаев, языка предков, навыков по рыбалке и охоте, а также традиционные знания носят практический характер в области врачевания, лесного хозяйства, сбора дикоросов. В Декларации о правах коренных народов ООН 2007 года представляет собой ещё один важный инструмент обеспечения прав коренных народов на традиционные знания в сфере биоразнообразия. В ней говорится, что коренные народы имеют право на сохранение, контроль, защиту и развитие своей интеллектуальной собственности на такое культурное наследие, традиционные знания и традиционные формы выражения культуры. Леса используют также, чтобы разнообразить рацион питания (грибы, ягоды) и для получения денежного дохода.

Раньше по каким-то своим приметам селькупы определяли, когда откроется река, ранняя или поздняя будет весна, даже знали, какое ожидается лето, знали все лекарственные растения. Ревматизм лечили экстрактом мухомора (делали ванны), смолой сосновых шишек, побегами сосен или прикладывали листья молодых берёз после бани, лечили муравьиной кислотой. При опухолях и нарывах применяли подорожник, делали ком прессы, из ромашки, а также использовали смолу, дёготь, крапиву. Ромашка, морошка, брусника, клюква применялись как средство от простуды, сухая черника – полезна от простуды и от желудочных заболеваний. При укусе змеи применяли траву, в народе её называли «кукушкины слёзки». Из неё делали настой для компресса, который прикладывали к месту укуса, а выше места укуса завязывали ногу или руку ивовой корой и читали заговор. Но баня для селькупов ( в старину она топилась по-чёрному) была лучшим средством от всех болезней.

Вспоминаются иногда интересные случаи из детства. Рассказывает Илларион Иванович Иженбин, 1941 г. р., селькуп:

— Я когда захожу в лес, здороваюсь с деревьями, с рекой, с озером. Моя бабка наказывала меня, если отломишь ветку, чтобы отгонять комаров. Она меня за ухо схватит, спрашивает: «Больно? И ему, дереву, тоже больно». Лебедей и журавлей убивать нельзя.  Их очень много было, как бараны ходили. В детстве так хотелось поймать журавля, но боялся – они могли крыльями выхлестнуть глаза. Сосна и кедр – священные деревья были. В Ласкино росли две священные сосны. Я подходил к сосне, копейки связывал в узелок и подвешивал на дерево – удача в охоте была. Когда плохо человеку – тоже в лесу восстанавливается.

У нас, селькупов, есть такое предание. Если очень устал в пути, и зверь не идёт, и рыба пропала, и зол на весь мир – не грусти, иди в лес. Найди в лесу дерево покрепче, встань к нему спиной и постой, не меньше пяти своих вздохов. И сразу почувствуешь, как здоровье прибавляется, настроение улучшается, и не таким уж мрачным кажется мир. Когда недомогаю немного – иду в лес. Прислоняться спиной можно к ели, кедру, сосне. Тайга от всего лечит. Дерево – живой организм, понапрасну его рубить нельзя. Священные деревья, на которые вешали ленточки, никогда не засыхают. Отрицательную энергию люди оставляют в лесу, заряжаются положительной энергией. Вода говорить умеет, музыкальная, имеет память, как компьютер.

Мы от земли рождаемся, туда и уходим. Земля – живой организм. На грядку что-нибудь посадил – вырастает. Лес, река – самые дорогие для человека. Иллариона родители, дедушки и бабушки – коренные жители — научили бережно относиться к природе. Например, во все времена запрещалось раньше срока брать ягоды, бить шишки. За нарушение запрета старики строго наказывали. Ведь если человек не трогает ягоду, шишку – не трогает дары леса ни белка, ни бурундук, ни казыра. Поклёванные с боков шишки, попорченная клюква на болотах означает, что люди начали заготовки дикоросов раньше времени. Тогда начинают лакомиться орехами и ягодами птица, зверёк. От  природы лишнего ничего не брали, только то, что нужно для еды. А на зиму запасались, сушили ягоду: смородину, чернику, калину, малину, боярку, сушили в четырёхугольной куженьке. Клюкву и бруснику хранили в бочках. Лекарственные травы сушили, чай заваривали. Сейчас вся аптека в огороде.

Когда начинается нерест – рыбе нужна тишина. Во время нереста рыбу не ловили, в эту пору лодки, обласки не долбили, а только конопатили, смолили, красили. И рыба тогда попадала крупная, вес щуки доходил до 8-9 килограммов. Чебак и щука нерестятся два раза в год, а карась и ёрш – круглый год.

Рано Илларион научился ставить петли, добывал зайцев, рябчиков, куропаток. Всю свою жизнь селькуп изучает животный мир своего края, знает его повадки. Самый хороший мех у ондатры в октябре, до ноября, и в апреле во время окота. Самок во все времена ловить запрещалось, поэтому дичь в лесах не переводилась. А как отличить самку от самца? Самка по воде плывёт – она вся наверху. Но не мог убивать охотник ни самок, ни самцов – жалко, приходил только посмотреть, и радовалась его душа, глядя на такую красоту. Раньше, — продолжает рассказ старик, — журавли садились в наших местах, жили по полмесяца, паслись, как бараны. А теперь уже много лет не слышно, как курлычут журавли.

Прав старый селькуп, придёшь в лес и посмотреть не на что. Но как не на что? Правда, можно увидеть в лесу, как варварски мы обращаемся с природой. Мне пришлось быть свидетелем «цивилизованной» заготовки кедрового ореха. Люди не стали долго думать, подогнали к дереву трактор и стали им колотить по стволу дерева. Не только шишки летели, но и большие ветки. У всех у нас есть дети, но мы не думаем, что после нас останется им. Страшно и больно не только дереву, но и человеку, который видит это варварство. Илларион Иванович Иженбин сегодня отказывается понимать людей, которые забыли, что природа тоже чувствует и болеет, как они сами. А в нашем крае природа нас кормит, дикоросы помогают нам пережить суровую зиму, когда организму не хватает витаминов.

Долго беседовали мы с Илларионом Ивановичем о его традиционных знаниях, связанных с природой-матушкой, он так и говорит: река-матушка, лес-батюшка… Трогательно хранит он обычаи своего народа, хорошо знает повадки зверей и рыб. Он один из немногих, кто может общаться с живой природой на своём родном языке. С чувством признательности хочется пожелать селькупу здоровья и благополучия.

Ирина Анатольевна КОРОБЕЙНИКОВА,

Союз женщин России

г. Томск