Опубликовано 6 Октябрь 2021
16:15

Истязатель томского журналиста Константина Попова — Алексей Митаев — вышел на свободу, отсидев 9 лет вместо положенных 12-ти

На минувшей неделе в Томске вспомнили громкую  историю 11-летней давности, в свое время всколыхнувшуюя всю Россию. Речь идет о зверском убийстве томского журналиста Константина Попова в январе 2010 года. Его истязатель и мучитель, бывший сотрудник милиции, работавший в медвытрезвителе Томска Алексей Митаев, оказывается, освободился из мест заключения еще в 2019 году. За примерное поведение Митаев вышел на свободу условно-досрочно, не досидев из положенного срока наказания чуть более двух лет.

 Работает в ЧОПе?

Слухи о том, что Алексей Митаев вышел на свободу, ходили еще год назад, но никакого формального подтверждения им не имелось. Известно об освобождении стало примерно неделю назад, об этом сообщил ряд федеральных новостных порталов со ссылкой на свои источники в пенитенциарной системе Иркутской области. Отбывал свой срок наказания бывший милиционер в иркутской колонии №3, она предназначена для лиц, ранее работавших в правоохранительной системе. Оказывается, Митаева выпустили из колонии Иркутска, где он отбывал наказание еще в 2019 году. Он был освобожден условно-досрочно, за примерное поведение из колонии строгого режима, куда Алексей Митаев отправился за нанесение тяжкого вреда здоровью журналисту Константину Попову. Получается, что бывший сотрудник УВД отсидел 9 лет. Неотбытый срок заключения составил два года четыре месяца двадцать три дня. Чем сейчас занимается знаменитый на всю Россию истязатель, точно неизвестно. Вроде бы он почти сразу устроился работать в один из ЧОПов Томска, но так ли это на самом деле, сказать трудно. Ни сам Митаев, ни члены его семьи на эти темы предпочитают не распространяться.

Что случилось в вытрезвителе?

История с пытками в медвытрезвителе Томска, приведшими к смерти журналиста Константина Попова, хорошо известна почти всем томичам, и в свое время шокировала не только томскую общественность, но и почти всю Россию. Началось все в первых числах января 2010 года, когда 47-летний томский журналист Константин Попов, муж нынешнего главного редактора газеты «Томские Новости» Веры Долженковой, оказался в медвырезвителе. Что привело к попаданию Попова в столь специфичное медицинское учреждение в январе, история умалчивает. По одной из версий в новогодние каникулы журналист «достал» свою благоверную тем, что слушал песни Высоцкого. Женщина сдала мужа в вытрезвитель. Но вот что произошло дальше — навечно будет врублено в историю самых зверских преступлений, совершенных сотрудниками правопорядка России. В медвытрезвителе у Константина Попова якобы  произошел словесный конфликт с сотрудниками милиции. Что стало поводом – покрыто тайной. Конфликт закончился тем, что работники медвытрезвителя, сами будучи не вполне трезвыми в эти новогодние дни, изнасиловали Попова шваброй (по другой версии карнизом), разорвав ему внутренние органы, повредив прямую кишку и мочевой пузырь. После «профилактической беседы» в вытрезвителе журналист попал в отделение реанимации СибГМУ, где вскоре впал в кому.  Уголовное дело по причинению тяжкого вреда здоровью и превышению полномочий учитывая дикость ситуации, возбудили сразу же. Были задержаны три сотрудника милиции, и все дали признательные показания. Однако дальше начало происходить нечто странное. Официальные представители УВД и прокуратуры Томской области больше недели хранили странное молчание и не давали никаких комментариев. Позже задержанных сотрудников милиции выпустили на свободу. Только после того как о случившемся вышел большой материал в газете «Вечерний Томск»,  случился грандиозный всероссийский скандал и наконец начали проводиться следственные действия…

«Пошел паровозом»

Позже подозреваемым в той громкой истории остался только 26-летний сержант милиции Алексей Митаев. По окончательной версии следствия, преступление произошло в томском медвытрезвителе в ночь с 3 на 4 января 2010 года. Милиционер Алексей Митаев издевался над журналистом в одиночку. При этом камеры наблюдения в комнате, где находился Константин, «не оказалось», а сослуживцы Митаева, конечно же, «ничего не видели и не слышали». Милиционера задержали только спустя 10 дней – 15 января. Мало того, «никаких конфликтных ситуаций между Митаевым и потерпевшим, оказывается, «не было»». 20 января 2010 в больнице, не приходя в сознание, Константин Попов умер. В официальном заключении о смерти сказано, что первопричиной стали травмы, что впоследствии привело к отеку мозга. Следствие по делу шло полгода, и еще столько же судебный процесс. По обоюдному желанию сторон он был закрытым, потому обстоятельства этого чудовищного преступления общественности так и остались неизвестными.

В ходе следствия сам Алексей Митаев сначала свою вину признал, но на суде от своих показаний отказался и настаивал на полной невиновности. Гособвинение просило для бывшего милиционера 14 лет тюрьмы. Суд учел смягчающие обстоятельства, — наличие двух малолетних детей. По совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить Митаеву Алексею Анатольевичу наказание в виде 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима с лишением его права занимать должности в системе органов МВД Российской Федерации сроком на три года. Отсидел Митаев в общей сложности чуть более 9 лет. У многих томичей сложилось обоснованное впечатление, что под давлением руководства Митаев просто «все взял на себя» и вывел из-под удара своих коллег, а потом просто отказался признавать вину на суде.

Все вернулось на круги своя…

Скандал с пытками журналиста Константина Попова в медвытрезвителе и его страшная смерть привела к досрочной отставке тогдашнего главы УВД Томской области, генерал-майора Виктора Гречмана и закрытию томского медвытрезвителя. Кроме того, рапорты об увольнении из органов внутренних дел подали трое должностных лиц томской милиции: замначальника УВД, начальник милиции общественной безопасности Ринат Казаков, начальник отдела организации деятельности спецучреждений милиции и конвоирования Дмитрий Яновский, а также начальник вытрезвителя Абдиназар Киргизбаев. Все медвытрезвители при системе МВД в РФ были закрыты в 2011 году после широкой общественной дискуссии, спровоцированной трагическим случаем в томском вытрезвителе. Правда, в январе текущего года, после десятилетней паузы, они были восстановлены в прежнем качестве в полном объеме. Да и сотрудники полиции совершать меньше зверских преступлений за прошедшее десятилетие, увы,  не стали…

 

Виктор МАЛЫШЕНКО

 

Константин Попов был искренним и профессиональным журналистом

Расскажет ли когда-нибудь правду отсидевший в том числе «за того парня» Алексей Митаев?

Виктор Кресс – экс-губернатор Томской области

 

Губернатор Кресс отказался торговаться с «убийцами» Попова

Между тем вопросов в этой истории до сих пор остается больше, чем ответов. Например, на каком основании пусть даже пьяного журналиста забрали из собственной квартиры, да еще в новогодние праздники? Исходя из этой логики, перевезти в медвытрезвитель тогда надо было практически весь Томск… Очевидно, что по закону этого произойти не могло – только с чьей-то высокопоставленной отмашки из органов. Интересно бы знать – чьей именно?

Понятно и то, что сам Митаев вряд ли бы решился на такое изуверство – его об этом явно попросили с целью «проучить» якобы запившегося Константина. Вопрос в том – кто именно попросил и опять же — с чьей подачи? Ну и самое главное – почему генерал Гречман хранил суровое молчание об инциденте практически неделю, хотя широкая огласка и публичное осуждение ЧП было в его же интересах? Но он молчал даже после многочисленных публикаций в СМИ (что в итоге и стоило ему должности) и тоже явно по чей-то просьбе. Что происходило в коридорах власти в эти самые «семь дней информационной тишины»? По слухам – торги. Якобы губернатору Крессу предложили «молчание» об истинных причинах гибели журналиста в обмен на должность директора Департамента информационной политики (сейчас этот орган возглавляет Алексей Севостьянов). Но Виктор Мельхиорович категорически отказался. И тоже якобы с подачи Нелли Степановны Кречетовой, которая уважала Константина за безусловный талант. Так это или иначе сегодня знают только они, ну и Митаев, который, по сути, отсидел все эти годы за себя и «за того парня». Расскажет ли он когда-нибудь?  Поживем-увидим…