Опубликовано 2 Апрель 2021
14:36

Сергей Жабин: «Диденко удалось привлечь деньги, но…»

Мы продолжаем публиковать интервью Сергея Жабина газете «Итоги ВТ» — известного томского эколога, члена общественной платы РФ, которому в феврале  этого года исполнилось 70 лет (чего абсолютно не скажешь, анализируя его невероятную активность и способность вести сразу несколько огромных проектов по общественному экологическому надзору- прим. ред)…

«Итоги-ВТ»:  Сергей Иванович,  проблема запахов в Томске… Недавно вы обмолвились, что тут все настолько же хорошо, насколько и плохо. Что это означает?

Сергей Жабин:  Если кто-то что-то и сделал за эти годы, то это только местные агрохолдинги. Например, компания «Сибагро» Андрея Петровича Тютюшева вложила уже сотни миллионов в решение экологических проблем на своём производстве. Остальным надо брать пример с него! Лагуны с навозом были перенесены на 35 километров от Томска. Жидкий навоз уже не распыляют над полями орошения, все вносится в землю, существенно удобряя её. Проблемы бы не было вообще, если бы не вырубили защитные леса вокруг Томска, запах бы точно до горожан не доходил. Но самое главное, находясь в поиске технологий по переработке отходов, в компании стали активно работать с учеными и томскими университетами. В результате на свет появилось много экологических и перспективных проектов, развивая которые предприниматели немало заработают.

Нормально отреагировал и УФСИН Томской области, где ранее в больших объемах разводили свиней и кур. Там содержались тысячи животных, из-за чего у меня имелись вопросы к тому, как в колониях утилизировали отходы производства: куда вывозили, где захоранивали. Кроме того, отходы такого производства часто сжигались, что, как сами понимаете, не доставляло удовольствия местным жителям из-за запаха. Сейчас поголовье свиней и кур в колониях сокращено. Кости, шкуры, копыта, головы, и прочие биологические отходы отдают на утилизацию на полигон токсических отходов. В какой-то степени это наша победа, но без участия СМИ такое было бы невозможно. Не всегда, конечно, получается добиться успеха, но работа идет постоянно.

И даже проблема очистных сооружений в Северске сдвинулась с мертвой точки.

«Итоги-ВТ»:  А что с вашей идеей, когда вы предлагали Томской области выйти с законодательной инициативой, чтобы в положение о Национальном Операторе появилась строчка о социальной ответственности на  территории, на которой они работают? Помнится, вы хотели, чтобы в НО РАО помогли финансово при строительстве современных очистных сооружений в Северске? Поддержали ли вас в этом атомщики?

Сергей Жабин:  Да. Это было наше совместное решение. Они готовы начать финансирование строительства очистных сооружений. Но, как я уже говорил, в положении о национальном операторе нет пункта о социальной поддержке населенных пунктов, в которых они работают, хотя и будут работать на территории Северска. Для того, чтобы у НО РАО появилось формальное основание финансировать эти работы, надо было лишь внести  поправку в положение о Национальном операторе. Такое предложение Общественной палаты Томской области, согласованное с Национальным оператором, было отправлено в областную Законодательную Думу Томской области. Так вот уже почти два года Законодательная Дума Томской области не может отправить это предложение на федеральный уровень в Правительство РФ. Я беседовал не раз об этом с думскими начальниками, но воз и ныне там. Вдумайтесь: Северск до сих пор является единственным городом в Российской Федерации с населением 114 тысяч человек, который не имеет нормальных очистных сооружений, хотя и предпринимает все усилия для решения этой проблемы.  Главе города – Николаю Диденко – удалось привлечь деньги на разработку проектно-сметной документации строительства новых очистных сооружений у областной администрации. Несмотря на тяжёлое финансовое положение бюджета Томской области, губернатор выделил на эту документацию 42 миллиона рублей. К этой сумме добавлено 25 миллионов рублей из бюджета Северска. Очень серьезное дело, но это копейки от необходимых миллиардных затрат.  Томской области необходимо как можно быстрее войти в национальный проект «Экология» и привлечь к исполнению этого проекта Росатом.

«Итоги ВТ»: Где у нас еще плохо с запахами?

Сергей Жабин: В Томске. Здесь серьёзные проблемы с канализацией. Например, 23 февраля 2021 года мне снова позвонили жители домов по Иркутскому тракту, 212 — 214 и сообщили о том, что напрямую идет сброс канализации с микрорайона Зазеркалье в лесной массив напротив их домов. Они вышли на улицу, а им просто нечем дышать от вони. Когда в выходные и праздники идет повышенный разбор воды, канализация не справляется. И по рельефу всё уходит в лес. Считаю, что здесь виноваты прокуратура, Следственный комитет, и администрация города Томска, так все эти инстанции откровенно бездействуют, хотя перед нами очень серьёзное нарушение природоохранного законодательства. Департамент природных ресурсов насчитал ущерба на 14 миллионов рублей, а Следственный комитет по надуманным основаниям уголовного дела так и не возбудил, хотя нарушено право жителей на благоприятную окружающую среду, базовое конструкционное право. Отказ в возбуждении дела мотивировали тем, что якобы была проведена «экологическая экспертиза». Оказывается, она установила, что «вреда экологии не было нанесено». Интересно, а сотрудники СК вообще в курсе того, что экологическая экспертиза давно отменена? И что значит фраза «вреда экологии не нанесено»? Экология — это наука о взаимодействиях живых организмов между собой и с их средой обитания. И ей вреда невозможно нанести в принципе. Вред наносится окружающей среде. Если бы уголовное дело возбудили, то в рамках уголовного производства мэрия Томска забрала бы КНС на свой баланс, и больше бы такого не повторилось. В областном центре имеется куча таких бесхозных канализационно-насосных станций, не соответствующих СанПину. У нас есть неплохой пример с микрорайоном Прибрежный на Степановке, там сложилась аналогичная ситуация, местная КНС не справлялись с объёмами стоков, постоянно выходил из строя насос. И канализация по рельефу уходила в реку Ушайку. Жители, чьи подвалы постоянно затапливало канализацией, жаловались в администрацию два года, но безрезультатно. Устав от бездействия, они обратились ко мне, хотя чиновники отговаривали их этого не делать. И сразу все заинтересованные лица приехали на место, в результате чего «Томскводоканал» забрал КНС себе на баланс. И работа канализационной системы нормализовалась.

«Итоги-ВТ»:  Прекратились ли несанкционированные сливы канализации в Томь, Ушайку, Киргизку, Басандайку, о чем вы и журналисты постоянно сообщали?

Сергей Жабин: Почти нет. На время, когда к сбросу приковывается внимание общественности, ситуация улучшается, а потом все возвращается «на круги своя». Причина одна —  специально уполномоченные органы Томской области работают очень слабо в этом направлении. После нашего вмешательства сбросы на время затихают, а потом начинаются снова. К примеру, у меня на Басандайке мичуринский участок, и мне памятна история с залповыми сбросами с Центра реабилитации «Ключи» в 2015-2017 гг.. Моменты слива нечистот я не раз зафиксировал на фото и видео. После очередного сброса я направил обращение в органы власти и ведомства с просьбой принять меры реагирования, после чего сброс жидких канализационных отходов в реку прекратился.

На время река очистилась, в ней появился хариус, стало меньше ила. И вот буквально на днях я снова побывал на Басандайке и обнаружил около омута две трубы, из которых канализационные стоки стекают в реку. Увы, реку опять начали загрязнять.  Я сообщил об этом руководству областного департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, чтобы они приняли меры, провели проверку очистных сооружений санатория «Ключи».  К сожалению, я не могу все делать один, да еще за все наши надзорные органы, которые халатно относятся к своим должностным обязанностям. Весь октябрь 2020 г. от нового Коммунального моста до устья реки Томь сливали подсланевые воды с теплоходов, поставленных на зимнюю стоянку. В итоге, несмотря на все мои обращения в специальные уполномоченные органы, прилагаемые фото- и видеоматериалы, источник загрязнения реки нефтепродуктами так и не нашли.

Записала Наталья Чижевская