В Томске продолжают выжигать деревянные дома-памятники

В Томске опять горят деревянные дома. В общем-то, этот факт никакая не новость, а увы, обыденщина, к которой, к сожалению, уже все давно привыкли за последние 20 лет. Не привлекла внимания томской общественности и последняя новость 4 марта об очередном пожаре на улице Советской, 20, когда сгорел очередной деревянный дом, памятник регионального значения.

Чем ценен дом по Советской, 20?

Пожар начался по опробованной схеме поджогов деревянных зданий: сначала загорелся тамбур, а потом и крыша дома, таким методом были сожжены десятки, если не сотни домов Томска с 1996 года. К моменту приезда пожарных крыша и стены полыхали уже вовсю. В течение часа возгорание в памятнике пожарным удалось потушить, но при пожаре здание серьезно пострадало. Сложность в тушении огня была в том, что здание не эксплуатируется уже много лет. Поэтому огнеборцам поначалу даже нельзя было определить интенсивность горения на первоначальном этапе пожара. Плюс – окна и двери были заколочены. Чтобы попасть внутрь, пожарным приходилось производить разборку конструкции: вскрывать двери и окна, вести проливку помещений. Подлежит ли сгоревший дом восстановлению – пока сказать трудно. Скорее всего, нет. Деревянный дом по улице Советской является объектом культурного наследия регионального значения. Здание в стиле «модерн» было построено еще в конце XIX века, более 120 лет назад, как доходный дом одного из томских купцов. Ранее в памятнике архитектуры уже происходили пожары, последний случился в конце 1990-х. С того же времени дом ожидает капитального ремонта, который судя по всему, уже никогда в нем не состоится. Еще несколько лет и от этого ОКН не останется ровным счетом, ничего.

Пожары деревянных домов 2013-2017 годы

Напомним, пожары деревянных домов Томска в течение последних 6 лет. В июне 2017 года при похожих обстоятельствах сгорел деревянный дом по Ленина, 23/1. Он памятником архитекторы не является, но входил в перечень объектов, подлежащих сохранению по решению Думы г. Томска. В апреле этого же года горело деревянное здание по улице Фрунзе, 8, входящее в так называемый «список 701», ценных объектов архитектурного наследия и историко-культурной среды XIX века. В феврале 2016 года сгорел деревянный дом по улице Октябрьской, 51, также входящий в этот список домов, в марте того же года – деревянный дом по улице Фрунзе, 32а. В августе 2015 года сгорели деревянные здания по Вершинина, 14, и улице Гоголя, 18/1, относившиеся к ценной среде. В октябре 2014 года сгорел дом по улице Савиных, 10, который являлся памятником регионального значения. Неделей ранее, 24 сентября того же года, пожары случились сразу в двух деревянных домах Томска: по Красноармейской, 78 и переулку Кустарному, 6. Оба объекта входили в городскую программу по сохранению деревянного зодчества. В марте 2013 года сгорел 115-летний деревянный дом по улице Мамонтова, 19. Он не был памятником регионального значения и не относился к ценной историко-культурной среде Томска, но в принципе, вполне мог туда попасть. Можно до бесконечности продолжать этот скорбный список, опускаясь все глубже в историю, только вряд ли это имеет смысл делать сейчас. Скажем лишь о том, что почти все эти пожары произошли уже в то время, когда мэром Томска был нынешний градоначальник Иван Кляйн, и спихнуть все эти пожары на прошлых руководителей города Николая Николайчука и Александра Макарова не удастся. Мы отчетливо видим, что мэры города меняются, а политика преемственности по уничтожению и выжиганию деревянного зодчества у них остается.

Почему горят дома

По мнению общественницы Марии Боковой, координатора общественного движения «Томск Исторический», подобные пожары в старинных домах Томска не являются случайностью.

 

На фоне разговоров о снятии с Томска статуса исторического поселения, о сокращении «списка-701», о том, что деревянное наследие мешает застройке исторического центра, все это выглядит логичным продолжением этой линии властей, – считает томичка. Я ни за что не поверю, что дома горели из-за подростков или бомжей, здесь ни что иное, как поджоги. Мы давно пытаемся привлечь внимание к проблеме расселенных деревянных домов. На сегодня их более 50, в их числе 15 памятников. По тому же дому на Фрунзе, 32а мы писали запрос тогда еще заместителю мэра Паршуто. Был получен ответ, что с 2014 года власти взяли курс на выделение средств для консервации таких зданий. Но Паршуто потом ушел, и все про это благополучно забыли. А те, кто остался… у них совершенно другие интересы, есть свои планы на эти территории.  Как я думаю, мэрия Томска не выполняет функции по надзору и контролю за объектами, которые подлежат сохранению. Доступ к таким домам закрывают не полностью. Мы как-то прошли по таким объектам и убедились: если с красных линий все закрыто, то со двора все открыто — делай, что хочешь.

Правда, есть у нас и положительные новости. На днях Президент РФ Владимир Путин поручил Московской, Калужской и Томской областям обеспечить государственную охрану объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, в частности, города Томска как исторического поселения федерального значения. Эти мероприятия должны быть выполнены регионом до 31 мая текущего года. Ответственным за их выполнение на региональном уровне назначен губернатор Томской области Сергей Жвачкин. Плюс, завершились судебные тяжбы мэрии Томска по границам исторического поселения города с предприятием ФГУП «Центральные научно-реставрационные проектные мастерские» из Москвы. Мэрия суд проектировщикам проиграла, и теперь ей придется согласовать границы Томска как исторического поселения, плюс, обеспечить охрану памятников в этих границах. Может, хоть это поможет сохранить быстро исчезающие в огне деревянные дома областного центра?

 

Вера МОНАРХОВА