За роялем вдвоем

Солисты Томской филармонии Мария Блажевич и Павел Шинкевич стали лауреатами третьей премии во Всероссийском Открытом конкурсе фортепианных дуэтов имени Александра Бахчиева.

С 1 по 4 мая в Вологде в двенадцатый раз прошел конкурс фортепианных дуэтов «За роялем вдвоем». Он был придуман профессором Московской консерватории, доктором искусствоведения Еленой Сорокиной в 2008 году в память об Александре Георгиевиче Бахчиеве – блестящем пианисте, продолжателе лучших русских фортепианных традиций, своем партнере и муже. За это время в нем приняло участие более 500 дуэтов из 40 регионов страны.

В этом году конкурс собрал 35 ансамблей из разных регионов страны. Впервые в нем приняли участие музыканты Томской филармонии, лауреаты международных конкурсов Мария Блажевич и Павел Шинкевич.

3 мая они выступили на сцене Вологодской филармонии, обладающей двумя прекрасными роялями Steinway, с программой, которая включала финал «Симфонических танцев» – сложнейшее позднее сочинение Сергея Рахманинова в авторской обработке для двух роялей и Дуэт для двух клавиров немецкого романтика Йозефа Рейнбергера. Последнее произведение впервые прозвучало на этом конкурсе за всю его историю. Стоит заметить, оно настолько не «на слуху», что все члены жюри услышали его впервые. В отличие от «Симфонических танцев» Рахманинова сочинение Рейнбергера практически не исполняется. Стоит ли говорить, что записей этой музыки в Интернете нет.

В номинации «Концертные исполнители», где участвовали томичи, было заявлено 8 дуэтов. По словам бессменного председателя жюри и инициатора конкурса Елены Сорокиной, такого большого количества участников в самой сложной номинации не было за всю историю конкурса. Специалисты отметили высокую технику исполнения и эмоциональность томского дуэта.

– «Симфонические танцы» Рахманинова для меня были всегда терра инкогнито, – признается Мария Блажевич. – Сколько ни слушала это сочинение в исполнении разных оркестров, и в записи, и вживую, никогда не могла до конца понять это сочинение. Когда Паша предложил выучить его в авторской версии для двух фортепиано, сначала у меня было отторжение. Слишком сложно, непонятно. Но потом, чем больше мы занимались, проникали в суть, я все больше влюблялась в «Симфонические танцы». Очень интересный там смысл. Рахманинов, с одной стороны, использует темы православных песнопений, с другой – католическую секвенцию Dies Irae (День гнева), символизирующую в музыкальной культуре образы Судного дня, Апокалипсиса. Каждый интерпретатор «Симфонических танцев» акцентирует в них либо «светлое», либо «темное» начало. Павел долго убеждал у меня, что у Рахманинова в результате побеждают силы добра. Сама атмосфера Вологды, где силен православный дух, поразивший нас, помогла мне поверить в то, что апокалиптический финал «Симфонических танцев» все-таки заканчивается не разгулом сатанинских сил, а торжеством Святой Руси!

 

– После конкурсного выступления мы подошли к Елене Геннадьевне, и я напомнил ей о выступлении фортепианного дуэта Елены Сорокиной и Александра Бахчиева в 1997 году в Томске, когда у нас проходил фестиваль ансамблевой музыки, – рассказывает Павел Шинкевич. – Мне было шестнадцать, но я так ярко помню, как они играли Фантазию Франца Шуберта. Это произведение было визитной карточкой дуэта. В ответ Елена Сорокина сказала, что ей очень приятно, что помнят их дуэт и порадовалась, что Томск принял участие в конкурсе.

В свободное время от репетиций и конкурсных прослушиваний томичи знакомились с Вологдой и нашли-таки резной палисад, о котором поется в известной песне «Песняров».

Текст: Татьяна ВЕСНИНА.

Фото: Вологодская филармония.